Литературный журнал
№18
ФЕВ
Поэт Елена Колесниченко

Елена Колесниченко – Сосны стоят как храмы

Елена Колесниченко — поэт. Родилась в 1993 г. в пос. Полтавка Омской обл. Окончила Литературный институт им. А. М. Горького (2018 г.). Член Союза писателей России. В настоящее время проживает в г. Тольятти Самарской обл., работает преподавателем. Публикации в журнале «Дружба народов», альманахах «Литературный Омск», «ТарЯне», антологии омских поэтов «Годовые кольца».
***
Уже на землю жёлтое ложится,
Свет источая – так что больно взгляду, -
Как бытия привычная потеря,
Где каждый атом подлежит распаду.

Уже роняет лес за птицей птицу
(Паденье ввысь – особый вид амнистий).
Уже со знаньем дела подмастерья
Смывают краски с небывалой кисти.

Что горизонт? Всего лишь подмалëвок
Для вечности – безлистой, беспризорной.
Уже ряды невидимых полëвок
Несут во тьму твоей печали зёрна.

Уже и ты пустую тянешь руку
К потоку дней – с упорностью растений.
И на холсте – как подражанье звуку –
Далёких рук колеблемые тени.

***
Февральские ночные прятки:
Дворов погасших череда,
И запоздавшие осадки
Решили, что они вода.

Перебинтованы качели,
Сирень стоит, как в горле ком.
Жизнь говорит с тобою еле
Ворочающимся языком.

Из вымученной подворотни
Лоскут фонарный: темнота
Качает золотые сходни
Над лужей, как над преисподней,
Раскрылись Царские Врата

И опускаются святые,
И их подносы золотые
Покоятся на головах.
Их ношу разглядеть не можно -
Я знаю: там пьянящий страх,
Пустынной полночи стакан,
Соль памяти в ладье порожней.
О, капитан мой, капитан.

***
Всё, что казалось живым вдали,
Видится вечным в прицеле дня.
Как опрометчиво отцвели
Эти деревья, забыв меня.

Храмы безмолвных аллей – кому
Белые башни твоих садов?
Так отступают толпой во тьму
Призраки отданных городов,

Где пустота напрягает слух,
Скудость руин упрощает вид.
И только пух, сонный, ватный пух
Тихо нисходит – летит, летит

Мимо разверзтых оконных ям,
Вне рваных сумерек городских.
Так облетает душа моя,
Не достигая твоей тоски.

Значит, как в детстве: сухой щелчок –
Сполох – и белое без следа.
Было и не было, дурачок.
Чёрное. Чёрное. Навсегда.


***
Я – абрикос в базарном лотке.
Вот мои мысли накоротке.
Вот червячок у меня внутри:
"Смотри, говорит, смотри –

Вон твои недра, нутро, ребро
Адамово, райских потерь бюро".
Внутри и вовне – он везде во мне,
Внутри, говорит, темней.

Лица и лица идут надо мной.
Руки и руки идут надо мной.
Как луч, незримо пронзая мрак,
Гложет меня мой враг.

Вынь да положь нас под нож! Вперёд,
Может быть, ад – это лишь компот.
Быть разделённым с самим собой,
Рот заполнять водой.

ровная выемка а внутри
ничего смотри говорит смотри
господи где ты а все одно
темно
говорит
темно