Литературный журнал
№20
АПР
Прозаик и поэт Полина Корицкая

Полина Корицкая— Бабочка

Полина Корицкая - поэт, прозаик, член Союза писателей Москвы. Родилась в г.Томске. Выпускник Литературного института им. А.М. Горького (семинары Ю.П.Кузнецова, Г.И.Седых). Победитель фестиваля молодой поэзии «Филатов-Фест» 2019. Лауреат премии «Начало» Союза Писателей Москвы 2019. Лауреат Волошинского конкурса в номинации журнала о поэзии «Prosodia» 2021. Дипломант премии «Болдинская осень» 2021. Публиковалась в журналах «Кольцо А», «Подъем», «Юность», «Сибирские Огни» и др. Автор книг книг стихов и прозы. Живёт в Москве.
- Мама, я влюбилась.
Наташе за тридцать. Она стоит и мнется, теребит кольцо – туда-сюда, туда-сюда.
- Что, опять?.. Опомнись. Дочь надо воспитывать, а не в игрушки играть.
Но Наташа влюбилась.
Она растерянно смотрит на пол: не видно ли камушка от кольца? Не видно. А мама ругается, опять ругается, ну сколько ж можно, мам?
- Осторожно, не наступи.
Наташа быстро наклоняется и зажимает в пальцах камушек.
- Мам, не плачь, не плачь, ну чего ты. Я же у тебя бабочка, помнишь, ты сама мне говорила?
- Жарко, - говорит мама.
Белая Наташина блузка похожа на облако. Оно плывет в желтом мареве, не закрывая солнца. Солнце делает Наташу совсем прозрачной. Она берет камушек, подносит к лицу, щурится. Всё вокруг преображается, становится калейдоскопом, множится и сияет. И Наташа уже не бабочка, она стрекоза с большими фасеточными глазами, а мир вокруг – маленький и голубой.
Дома Наташе грустно. Белое облако висит в старом шкафу, у шкафа не закрываются дверцы и отвалилась ручка. А на антресолях совсем голо, потому что дверок нет вообще, и зияют эти антресоли черным ртом. Когда у Наташи депрессия, она ставит стремянку и забирается в этот рот, и сидит. Вот и сейчас она опять сделала так же.
- Мам, ты где?
Это маленькая дочка пришла, Светланка.
- Я в шкафу, доченька.
- Ты в прятки играешь? Тогда я тоже буду прятаться.
- А кто же нас искать будет?
- Папа.
- А он только вечером придет.
- Ну а мы подождем.
Светланка забирается в левую створку шкафа и садится на сложенный плед.
- А ты почему сюда залезла?
Наташа вздыхает.
- Я влюбилась.
- Это ничего, - отвечает Светланка. – Я вот тоже однажды влюбилась, помнишь, когда в садик еще ходила? Там Костя был. Помнишь, какие у него глаза были черные?
- Помню.
- А он меня супом облил.
- Ужасно.
- Да. А тебя тоже супом облили?
- Нет.
- Тогда чего ты там сидишь?
И правда, чего, - подумала Наташа. И вылезла изо рта. Это она хорошо сделала, потому что уже темнеть начинало, а Светланка до выключателя пока не достает. И пошла суп греть на ужин.
Только сели ужинать, слышит Наташа, ключ в дверях поворачивается.
- Все, Светланка, - шепчет Наташа, - пропала я.
И глаза закрыла.
Светланка папу за рукав теребит и просит:
- Пап, ты маму не трогай, пожалуйста. Она сегодня пропала.
- А что случилось?
- Я влюбилась, - открыла Наташа глаза. – Очень серьезно.
- Что, опять?..
Папа рассержен. Он ходит по кухне из угла в угол, и у Светланки мельтешит в глазах, потому что кухня очень маленькая, почти как Светланка. Хотя Наташа сейчас кажется еще меньше Светланки, она вспоминает, что она бабочка, ей хочется улететь, но она боится, что тогда муж обольет ее супом, крылья намокнут, и Наташа умрет.
Муж останавливается, смотрит в стену.
- Уходи.
Наташа быстро встает и идет в комнату. Проклятый шкаф ломится от вещей, а надеть нечего. Наташа стоит черная, как антресолевый рот, и смотрит, смотрит. Белое облако она надеть не может, на этот случай надо что-то особенное. Наташа переодевает трусы и натягивает зеленое платье, хлопает дверью. Возвращается, берет телефон, снова хлопает.
Светланка плачет, ей страшно. У папы звонит телефон.
- Да. Да. Девушка, что вы мне названиваете, в конце-то концов, я женатый человек, я хочу жить как все нормальные люди. Опять? Ну, знаете. Ладно, я могу прийти, конечно, могу, почему бы и не прийти, вот только я с ребенком приду. Ах, вам не нравится? Ну извините. Нет, она не может посидеть с бабушкой! Вам что за дело до наших бабушек вообще? Ок, в кафе. Только на чашку кофе. Ненадолго.
- Дура набитая.
Папа сплюнул в раковину, переодел Светланку, надел костюм, достал из вазы цветы, которые дарил маме на прошлой неделе. Все равно уже.
- Пошли.
И хлопнул дверью.

Наташа сидит в кафе, она волнуется, ей за тридцать, и она думает, что не красивая. Красивая, красивая, успокаивает она себя. Камушек лежит на столе и смотрит ей в глаза.
- Когда ты уже успокоишься?..
Папа отдает ей цветы и устало садится.
- Ты пришел.
Наташа сияет, она бабочка, она восхитительно красива в зеленом платье, она влюблена, и ну ее, эту бабушку, нельзя влюбиться по-человечески.
А вечером, когда спадет жара и Светланка уснет, Наташа выгонит мужа из кухни, положит на стол голубой камушек, и будет писать стихи о несчастной любви, плакать, может быть, даже водки выпьет.