Литературный журнал
№13
СЕН

Алина Осокина — Ананас

Алина Осокина родилась в Ульяновске в 1991 г. Окончила исторический факультет УлГПУ им. И.Н. Ульянова. Работает в областной библиотеке. Лауреат Всероссийской премии имени А. И. Казинцева, конкурса молодых литераторов Союзного государства «Мост дружбы», Всероссийских конкурсов «Хрустальный родник», «Сестра таланта», «Северная звезда», «Стилисты добра», областной премии «Первая роса». Член Союза писателей России.
В субботу мама принесла из магазина ананас. Она аккуратно извлекла его из пакета и поставила на стол.
Ромка дотронулся до диковинного фрукта, тот оказался колючим, как ёлка.
— Не трогай! — строго произнесла мама. — Это на Новый год.
Мальчик одёрнул руку, а мама поставила ананас на полку.
— А где растут ананасы? — спросил Ромка. — На ананасовом дереве?
— Нет, — ответила мама. — Они растут на больших кустах, — для убедительности она развела руки.
— Аааа, — протянул мальчик. — Как смородина?
— Да, как смородина, — усмехнулась мама.
Ромка представил огромный куст, на котором гроздьями висели ананасы. Он хотел спросить, как же они все там поместятся, но не успел. Мама загремела кастрюлями и велела сыну не путаться под ногами.
С тех пор ананас стал полноправным обитателем квартиры. Он торжественно восседал на полке, с высока наблюдая за всеми. Его гордый, строгий вид призывал к почтительному отношению к столь важной персоне. И только маме дозволялось изредка поворачивать его и ощупывать желтеющие бока.
Однажды в выходные маму срочно вызвали на работу, и Ромка остался дома один. Он смотрел в окно, наблюдая за совсем не новогодней погодой. На мёрзлой застывшей земле белели редкие снежные островки. Больше всего мальчика волновал вопрос, как же Дед Мороз сможет доехать до них на санях. Когда он поделился своими опасениями с мамой, та улыбнулась и ответила, что если снега совсем не будет, Дед Мороз прилетит на воздушном шаре. Тогда Ромка спросил, а разве у Деда Мороза есть воздушный шар? Мама утвердительно кивнула. И действительно, если Дед Мороз может подарить всё, что угодно, то что ему стоит смастерить себе воздушный шар. И как только Ромка сам не догадался.
Теперь глядя в окно, он неожиданно подумал, а как же в тёплых странах справляют Новый год. Ведь там никогда не бывает снега. И туда Деду Морозу иначе как на воздушном шаре не добраться. Ёлок там тоже нет, а значит, далёкие жители тёплых стран справляют Новый год, допустим… под пальмой.
Эта случайная мысль так обрадовала Ромку, что он отошёл от окна и принялся скакать по комнате, изображая танцы туземцев. Затем он достал из коробки солдатиков, и теперь уже они кружились в необычном хороводе. Не хватало только пальмы.
Мальчик внимательно осмотрел комнату, но ничего напоминающего пальму не обнаружил. И тут его осенило. Ананас — вот что с успехом могло заменить тропическое дерево. Его остролистая верхушка точь-в-точь походила на пальмовые ветви.
Ромка побежал на кухню, залез на табуретку и взял ананас. Он осторожно нёс его, одной рукой придерживая снизу, а другой сжимая зелёную макушку, как будто при любом неловком движении ананас мог разбиться. Мальчик поставил драгоценный фрукт в центр круга, и солдатики, они же туземцы, радостно начали прыгать, распевая песни, слов которых, впрочем, было не разобрать.
Эта игра довольно быстро Ромке надоела. Он стал слоняться по комнате, обдумывая, чем бы ещё заняться. И тут ему в голову пришла ещё одна интересная мысль. А что, если повесить на пальму ёлочные игрушки? Тогда у туземцев будет самый настоящий Новый год!
Ромка побежал в мамину комнату и поставил табуретку, чтобы достать коробку с игрушками, которая хранилась наверху шкафа. Но даже встав на носочки, до коробки было не дотянуться. Тогда он взял маленький стульчик и поставил его на табуретку. Забравшись на сложную конструкцию, мальчик потянул на себя коробку. Но стульчик под ним зашатался, и, спасаясь от падения, Ромка выпустил из рук коробку. Та с грохотом ударилась о пол.
Сверкали цветные стеклянные осколки, блёстки и запутавшаяся мишура. Они как будто дразнили Ромку. «Вот, посмотри, что ты натворил», — шипела гирлянда. «Теперь у тебя не будет настоящего Нового года», — басила, покачиваясь, половинка шара. «Как можно быть таким бестолковым и неуклюжим», — сердилась шапочка Деда Мороза.
Слёзы побежали по Ромкиным щекам, он спрыгнул на пол и стал запихивать разбившиеся игрушки в коробку. Потом он догадался взять веник и, глотая слёзы, в спешке прятал следы своего проступка. Он закрыл коробку и отправил её наверх, пытаясь затолкать как можно дальше, чтобы мама ни о чём не догадалась.
Он убрал на место табуретку со стульчиком и вернулся в свою комнату. Пластмассовое войско по-прежнему держало ананас в окружении. Ромка взял фрукт и вернул его на кухонную полку, солдатиков он отправил обратно в картонную казарму, а сам улёгся на кровать с книжкой про Карлсона. Сердце упорно стучало, словно хотело вырваться, убежать от Ромки и забиться в дальний угол.
Скоро вернулась мама. Ромка выбежал встречать её и крепко обнял, уткнувшись лицом в холодную куртку.
— Ну, отпусти же, — сказала мама, аккуратно стряхивая его руки. — Дай хоть раздеться.
Мальчик на минуту отпустил маму, но потом снова прижался к ней.
— Ну что ты так ластишься, — ласково сказала мама, обнимая его. — Как будто натворил что.
— Нет, я ничего не натворил, — быстро выпалил Ромка. — Я всё время книжку читал, хочешь покажу, сколько прочитал?
— Покажешь, покажешь, — ответила мама, целуя его в макушку.

Вечером сели ужинать. Ромка ковырялся в тарелке, искоса поглядывая на ананас. Тот по-прежнему гордо восседал на полке, посылая мальчику невидимые сигналы. «Я знаю, что это ты разбил мамины игрушки», — говорил ананас. «Надо же, какой бессовестный мальчишка, сам разбил, а признаться боится».
Признание комом застряло в горле. С одной стороны, Ромке и самому хотелось уже всё рассказать маме. Да, она рассердится и будет ругаться, но потом обязательно простит его, обнимет и скажет, чтобы он так никогда больше не делал. Но, с другой стороны, Ромка боялся огорчить маму и испортить ей праздник.
— Ты почему ничего не ешь? Не вкусно? — спросила мама.
— Что-то не хочется, — с трудом выдавил Ромка.
— Тогда иди в свою комнату, раз не хочется.
Ромка встал из-за стола и побежал в комнату. Ему так хотелось спрятаться и от мамы, и от ананаса. Ему хотелось закрыть глаза, а потом открыть и увидеть игрушки целыми. Ах, как бы он хотел попросить у Деда Мороза вместо всякой ерунды вернуть тот момент, когда он полез за коробкой.
На следующий день мама затеяла уборку. Пока Ромка вытирал пыль на видных местах, мама толстой, как жаба, тряпкой мыла пол.
— Ромка! — внезапно крикнула она из соседней комнаты.
Мальчик, ничего не понимая, рванул к ней. Мама сидела на полу, поджав ноги, в руке она держала жёлтую голову игрушечного космонавта.
— Что это? — спросила мама, демонстрируя сыну находку.
Как же Ромка не заметил этой головы! Видимо, она закатилась под кровать или под шкаф, а теперь мама её нашла. Конечно же она обо всём догадалась, отпираться и скрывать всё было бессмысленно.
— Я… я, — выдавливал по капле Ромка признание. — Я случайно... я только хотел нарядить ананас.
— Что? — переспросила мама.
И тут Ромку прорвало. Он быстро начал описывать маме всё произошедшее, и речь его лилась, как горная река. Захлёбываясь словами, смешанными с выступившими слезами, мальчик кинулся к маме, уткнулся в её живот и зарыдал. Мама отложила голову космонавта и обняла сына. Она молча гладила его тёплыми руками по голове, а он всё сильнее прижимался к ней, боясь упустить это тепло.
— Ну хватит, перестань, — наконец сказала мама. — Ты же мальчик, а не плакса. Давай, вытирай слёзы.
Ромка с трудом оторвался от неё и стал растирать слёзы по лицу. Когда мальчик успокоился, мама достала злополучную коробку. Она осторожно перебирала разбитые игрушки.
— Зачем же ты полез сам, — приговаривала мама. — Дождался бы меня, и мы бы вместе нарядили твой ананас. Эх, а ведь это были мои детские игрушки. Знаешь, сколько им лет?
— Мама, ты только не расстраивайся, — утешал её Ромка. — Когда я вырасту, я тебе куплю тысячу таких игрушек.
Мама усмехнулась.
— Это же не просто игрушки, а мои детские воспоминания. А их ни за какие деньги не купишь.
Ромке стало так жалко маму. Ведь теперь без игрушек она не сможет вспомнить своё детство. И от этих мыслей стало ещё горше.
— Мамочка, прости меня, пожалуйста, — взмолился Ромка. — Я честно-честно не хотел.
— Ну ладно, — ответила мама. — Что случилось, то случилось. Давай-ка заканчивать уборку.

Вместе они убрались в квартире, выбросили коробку с разбитыми игрушками и стали готовиться к Новому году. И пусть в этом году праздник был неполноценный: без снега, ёлки и новогодних игрушек. Зато на столе красовался редкий заграничный гость — ананас. Правда, ближе к бою курантов он попал под острый нож, и на столе появилась тарелка с горой жёлтых квадратиков.
Ромка клал в рот сочные кисло-сладкие кусочки фрукта и думал, что его детские воспоминания, даже самые плохие, будут навеки связаны с этим ананасом. Ещё он просил у Деда Мороза, чтобы утром в маминой комнате появилась новенькая коробка с ёлочными игрушками и чтобы мама никогда не расстраивалась, особенно из-за него.
Ночью пошёл густой-прегустой снег. Как будто кто-то на небе порвал мешок с белыми хлопьями. Ромка снега не видел, в это время он спал. И снился ему летящий на воздушном шаре Дед Мороз, который в одной руке держал игрушку космонавта в жёлтом скафандре, а в другой – ананас.